Булат Окуджава - творчество и биография

Проект "Песни Булата Окуджавы 2015" (издание полного собрания песен)
mr_misha
Друзья ! Очень нужна финансовая поддержка для завершения проекта. Подробности - на сайте.

Миша.

Непокорная голубая волна
mr_misha
В проекте издания полного собрания песен Булата Окуджавы (краткая информация здесь) идет этап реставрации. К сожалению, для многих песен нет достаточно хороших записей. Посмотрите у себя: нет ли у вас записи песни "Непокорная голубая волна" (на любом носителе !), лучшей чем эта ? Условие: требуется именно это исполнение. Не знает ли кто-нибудь, когда и где была сделана эта запись ?

Скажите, кто знает #3
mr_misha
Где и/или когда были записаны песни:
 "Год двадцать первый такой боевой"
"Поздравьте меня дорогая"

Это не викторина, информация нужна мне для реставрации песен.

Заранее спасибо !

Скажите, кто знает #2
mr_misha
А что такое "Вечер в Болгарии (под фоно), 1990". Где он состоялся ? Был издан винил, CD ?

Скажите, кто знает #1
mr_misha
Где можно найти хорошую запись песни "А мы с тобой брат из пехоты". Она когда-нибудь издавалась на CD ?

И где бы найти хорошую запись Концерта Открытия 1-го Всесоюзного Фестиваля Самодеятельной Песни. Саратов. 25.09.1986. Там Булат Окуджава и Владимир Дашкевич исполняли песню "Оловянный солдатик моего сына".

Давно я не писал об изданиях Булата Окуджавы...
vikaganovich
Оригинал взят у vikaganovich в Давно я не писал об изданиях Булата Окуджавы...
Не могу избавиться от привычки покупать новые издания любимого Булата Шалвовича. И, увы, каждый раз расстраиваюсь. Даже не от того, что, как всегда, издаётся не неизданное ранее, а, по сути, одно и то же. А от того, что и эти переиздания делаются как-то неряшливо, хотя и хорошо оформляются.
Вот и на днях купил книгу: Булат Окуджава. Упраздненный театр. Стихотворения. М., Эксмо, 2014. 672 с. Серия "Библиотека всемирной литературы". Тираж 3000 экз. Составитель не указан, вместо него странная фраза: "Книга составлена при участии Государственного мемориального музей Б.Ш. Окуджавы и Фонда Булата Окуджавы". Не говоря уже, что все мы знаем, что и музей , и фонд это практически одно и то же лицо, всё-таки хотелось бы знать кто, конкретно занимался составлением.
Название серии сразу же вызвало в памяти, что в этой серии уже издавали Окуджаву в 2010 году. Подумалось, может, 2-й том. Но нет то издание было, можно сказать, тематическим и включало роман "Свидание с Бонапартом", киносценарий "Частная жизнь Александра Сергеича, или Пушкин в Одессе", "Похождения Шипова, или Старинный водевиль" с некоторыми текстами песен, написанных Булатом Окуджавой для спектакля по этому произведению, и стихотворения, отобранные составителем - О.В. Арцимович (Окуджава), - и собранные ею в некие тематические группы. Так что в новом издании оказались неизбежные повторы отдельных стихотворений. Это, на мой непросвещённый взгляд, несколько нарушает принцип серийного издания.
Но вернёмся к новому изданию. Его просмотр сразу же напомнил другое серийное издание Булата Окуджавы в этом же издательстве: Стихотворения. М., Эксмо, 2006. Серия "Всемирная библиотека поэзии" (книга позднее несколько раз переиздавалась, но я ориентируюсь по первому изданию).
Что общего между этими двумя изданиями? Прежде всего оттуда первое предисловие: Виктор Кулле "Воздух языка", хотя никакой ссылки на первоисточник нет. Кстати говоря, и второе предисловие: Фазиль Искандер "Совесть" это его выступление на Второй международной конференции "Булат Окуджава: его круг, его век", и опять-таки ни слова о первоисточнике. Копирайт и в том, и в другом случае указан 2014. Далее, комментарии к стихотворениям Светланы Бойко также из издания 2006 года без каких-либо изменений и дополнений (указан копирайт 2010). Забегаю вперёд, отмечу, что единственное стихотворение, которого не было в издании 2006 года: Считалочка для Беллы ("Я сидел в апрельском сквере..."), в результате осталось без комментария.
Далее в таблице приведено сопоставление стихотворений двух этих изданий. Таблица приведена в виде 9 скриншотов.
Table1
Table2
Table3
Table4
Table5
Table6
Tzble7
Table8
Table9
* Названия даны по наиболее полному собранию стихотворений Окуджавы (Спб., Академический проект, 2001), а отсутствующие там по другим изданиям. В рассматриваемых книгах названия могут отличаться от этих изданий, поэтому приведены первые строки стихотворений.
** Булат Окуджава. Стихотворения. Серия "Всемирная библиотека поэзии", 2006.
*** Булат Окуджава. Упраздненный театр. Стихотворения. Серия "Библиотека всемирной литературы", 2014.
Из таблицы хорошо видно и какие стихотворения были исключены во втором из изданий, и сохранение последовательности публикации стихотворений (последовательность номеров).
Исключений два. Молитва вынесена в начало. В первой книге роль заглавного стихотворения играл Сентиментальный марш. И во второй книге два стихотворения о поэтах и поэзии вынесены в конец: "Берегите нас, поэтов, берегите нас..." и "У поэта соперников нету...".
Пользуясь случаем, несколько слов ещё об одном издании Булата Окуджавы этого юбилейного года. Издательство КоЛибри (М.) издательской группы Азбука-Аттикус (Спб.) в серии "Биографии, автобиографии, мемуары" выпустило книгу автобиографической прозы Окуджавы: всё тот же роман Упраздненный театр и автобиографические рассказы и повести: Утро красит нежным взором; Уроки музыки; Будь здоров, школяр; Девушка моей мечты; Новенький как с иголочки; Искусство кройки и житья; Частная жизнь Александра Пушкина, или Именительный падеж в творчестве Лермонтова; Отдельные неудачи среди сплошных удач. Не попали в книгу небольшие рассказы Окуджавы известные под названием Автобиографические анекдоты, которые, на мой взгляд, то же вполне отвечают данной серии. Некоторым диссонансом выглядит название книги: "Девять граммов в сердце...". Непонятно какое отношение имеет эта строка из песни Окуджавы к его автобиографической прозе. Вероятно, чтобы как-то их "связать" на задней обложки после нескольких строк об Окуджаве приведен текст этой песни...


МОЙ СЛАВА
ae_krylov
ae_krylov
Оригинал взят у ae_krylov в МОЙ СЛАВА

Об остром глазе летописца, кинорежиссёра, кинооператора и фотографа — большого Художника! — Владислава Виноградова, о его светлых и честных фильмах я много не скажу. Во-первых, они — о нашей Истории и «о вечном». Во-вторых, пересматриваю их только в одиночестве. «Я возвращаю ваш портрет», «Мои современники», картины о Толстом, о Лихачёве... Потому что при этом у меня на глаза наворачиваются слёзы. Всегда.
Слава шутит, что самое лучшее из сделанного им — это банька, построенная своими руками. А я больше всех его творений люблю его самого. Его улыбку. Его, как теперь говорят, позитивность. И моя первая ассоциация с ним — естественный человек. Даже когда снимают кино о нём самом, он — убелённый — не хочет показаться зрителю умудрённым и респектабельным. Мальчишка, одним словом. Мой ровесник.
А ещё он — человек окуджавский. И все фильмы у него по большому счёту — и про Окуджаву тоже. Про Хуциева, про Тодоровского... — всё равно про Окуджаву. Как его собратья — режиссёры «большого» кино — метили свои картины своими миниролями или песенками про Марусю, которая мыла белые ножки, — так Слава любит снимать «некиношные» групповые портреты. Даже Окуджаву уговорил застыть перед камерой как перед фотоаппаратом. А ещё в своих работах он нет-нет да и обязательно вспоминает о своём Булате. Как о талисмане.

КОМУ ИНТЕРЕСНО ДАЛЬШЕ, И КИНО.Collapse )

Б Окуджава "Домашний вечер"
vikaganovich

о чудачествах некоторых поэтов
mgizatulin
Оригинал взят у mgizatulin в о чудачествах некоторых поэтов
В прошлом году в Калуге вышла красиво оформленная книга под красивым названием «ТАЙНАЯ СВОБОДА, ИЛИ ПРОСТОЙ РОМАНС СВЕРЧКА».
Автор, Рудольф Панфёров, позиционирует себя, как поэта. Эта удивительная книга имеет подзаголовок: «Страницы судьбы Булата Окуджавы». Удивительна она по чудовищному количеству «вранья». Читая её, порой просто диву даёшься. Вот автор рассказывает о том, как Окуджава пришёл работать в газету:

Инициативная троица: Николай Панченко, Александр Авдонин, Павел Шпилёв – бывшие фронтовики, незаурядные одарённые люди. В их творчестве среди неистребимого провинциализма обнаруживались строчки стихов истинного поэтического достоинства. Процесс запретов только усиливает поэзию, цензура играет на руку поэтам. Они заметили собрата по оружию, пишущего хорошие лирические стихи. И постарались, чтобы корреспондента Окуджаву определили работать в школьный отдел к Розе Алексеевне Матвеевой, женщине умной и покладистой, понимавшей истинное призвание своего нового сотрудника. Она предоставляла возможность Булатику, как она его называла, отвлекаться на творчество.

Какая троица? Что значит «они постарались»? Павел Шпилёв вообще никогда в газете не работал! И редактору газеты Николаю Панченко вовсе не надо было никаких троиц или троек, чтобы взять на работу нового сотрудника и безо всяких «стараний» определить его в любой отдел в газете, где была вакансия!
Круто заворачивает «поэт» Панфёров! «В их творчестве среди неистребимого провинциализма обнаруживались строчки стихов истинного поэтического достоинства. Процесс запретов только усиливает поэзию, цензура играет на руку поэтам». Очень хочется стукнуть по лицу. Сдерживают воспитание и расстояние.
И что интересно — в основном книга Панфёрова состоит из пересказа автобиографических рассказов того, о ком он взялся писать и работ своих предшественников (вашего покорного слуги, в основном). Причём этот пересказ автор простодушно выдаёт за свои собственные открытия. И для убедительности вкладывает в уста своих героев совершенно идиотские слова, которые не то, что литератор — просто нормальный человек говорить не станет.
Вот, например, Р. Панфёров фантазирует, как Н. Панченко «уговаривал» Булата прийти на работу в газету:

— Чудак, увещевал он, — тебе же легче будет. Отвыкай жить по школьному звонку. Тетради, планы, уроки, педсоветы — не слишком ли хлопотно? Станешь газетчиком. В редакциях испокон свои традиции. Творческая работа как никак, интересные командировки, встречи с людьми, среди которых попадаются весьма и весьма незаурядные… А потом создадим литгруппу, начнётся творческое общение, хоть и провинциальная, но богема. Будем закладывать основу будущей писательской организации, пробивать в обкоме своё Калужское издательство. Разве не заманчиво, нельзя отказываться от такого дела, не быть же тебе век учителем?!
И Булат согласился …

Действительно, чудак, если придерживаться приличного слога… И чего это Николаю Васильевичу так уж нужно было уговаривать какого-то школьного учителя, завлекая невиданными прелестями («хоть и провинциальная, но богема»!), если тот сам только об этой работе (не о «богеме»), и мечтал много лет. И «литгруппа» с «творческим общением» тоже существовали задолго до прихода Булата в газету.
Неприятно, что автор сводит своих героев, людей неглупых, до своего уровня.
Дальше Панфёров рассказывает, что да, таки с приходом Булата в газету «сложилась немногочисленная, но устойчивая литературная группа, которую символически нарекли «Факелом».
Ах, какое враньё, надо было внимательнее переписывать из чужих книг — в Калуге никогда не существовало литературной группы с таким названием.
Странно, что всё это пишет калужанин — мог бы, казалось бы, и в библиотеку зайти. Или хотя бы пообщаться с кем-то из своих земляков, которые знают о предмете не понаслышке. Или просто на трамвайной остановке потолкаться.
«Чудак, увещевал он»…


(no subject)
mgizatulin

?

Log in

No account? Create an account